Портал алкогольной продукции

Теги
Поиск по сайту
Подпишитесь на новости

сегодня: 19/10/2017

Статьи

Поток сознания 15.07.2009

Поток сознания


Политические дивиденды госмонополии.

У нас постоянно пытаются «заузить» проблематику процессов. Вот очередная передача антиалкогольной компании  «Общее дело» пытается в кругу «творческой богемы» ответить на вопрос: «Что принес России свободный рынок алкоголя?». Ответа нет, потому что вопрос  поставлен  неверно. А вот если бы задались вопросом: «Что принес России свободный рынок?». Ответ не заставил бы себя долго ждать, так как свободный рынок алкоголя – это часть всеобщего российского свободного рынка.  У нас опять пытаются людям  затуманить мозги. 

Антиалкогольная компания будет набирать свою силу. Безусловно, наш алкогольный рынок  «ужмут» временем, местом и прочей ерундой.  Это необходимо, чтобы выжить. Чтобы не дошло до маразма и введения  какой- либо формы госмонополии,  алкогольный рынок должен что-то или кого-то еще принести в жертву из своих. Этой жертвой помимо всяческих запретов по месту, времени и т.д. может стать пивной сегмент алкогольного рынка. Если САН-  алкоголь, то почему пиво не алкоголь? Мы уже  писали – пивной вопрос – сложный и хитрый. Если пивняки раньше  в Госдуму дадут добро на принятие  Думой предложения о запрете пивной рекламы, то до признания алкоголем может и не дойти. А если сначала прорвется законопроект о признании алкоголем, то вопросы рекламы и прочего отпадут сами собой. И в этой ситуации мы считаем, что алкогольный рынок должен пожертвовать пивом  (пусть лучше его признают алкоголем)  вместо введения ГМП. Для пива – это не самый страшный вариант. Ну, подорожает на сумму марки, будет продаваться только в магазинах. Ничего страшного.

Другой жертвой, которой жертвовать не хочется, к сожалению, может стать вино. Перенесут ли акциз на спирт, или еще что, это уже не важно. Государство все равно не сможет не поддержать нелегальный рынок спирта и водки во избежание социальных катаклизмов в период кризиса. Вся куча нововведений в Украине тоже ни к чему особо не привела. Нелегальный рынок как был, так и остался. Мы в результате реформы не избавимся от нелегального рынка, но придем к контрою над ним со стороны Федеральной службы (и это уже плюс).  Если будут приняты все предложения Федеральной службы (кроме снижения ставки акциза), то самым пострадавшим от этого будет вино. Это последствия введения единой ставки акциза на алкоголь. Считайте: сегодня в бутылке вина  примерно 2,5 рубля; а будет после введения единой ставки - 195 с литра спирта, около 20 рубля в 1 литре вина и около 15 рублей в бутылке. В реалии цена бутылки дешевого вина вырастет  рублей на 25. Это последствия взгляда на предмет – весь алкоголь – яд! Или – все, где есть градус крепости - алкоголь! Натуральное вино  бы надо исключить из единой ставки. А все остальное – уже не важно. Но пусть сначала дадут расчеты эффективности принимаемых мер.   

Питер - это без сомнений пивная столица России («Балтика» и т.д.). Море налогов. Потому так поддержала В. Матвиенко пиво- квасной фестиваль (пиво же хитрое, раньше фестивали были пивные,  а теперь  квасно- патриотические). В Питере во время пиво- квасного фестиваля на днях  «нацболы»  Лимонова  развернули у главной сцены пивного гиганта «Балтика» транспарант «ПИВНЫЕ КОРПОРАЦИИ УБИВАЮТ». Также перед началом фестиваля дороги к СКК от метро «Парк Победы» были заклеены стикерами и разрисованы граффити антиалкогольного содержания. Никто из участников акций задержан не был. «Своими действиями мы выражаем свой протест против пивных корпораций, спаивающих русскую нацию дешёвым пойлом, которое и пивом-то назвать трудно – промышленная смесь спирта, воды и концентратов. Мы выступаем против той агрессивной рекламной кампании, которую ведут пивные корпорации, навязывая молодёжи стереотипы и поведенческие модели, завязанные на алкоголе и потреблядстве», - сказано в пресс-релизе нацболов.

Хотя и этой жертвы  государству может показаться недостаточно.

Введение одной из форм госмонополии на алкоголь  является для государства не экономической, а показательно – политической мерой информационного воздействия на общество в период кризиса. 

Итак, ГМП (госмонополия) - любая из ее форм. Но сегодня нас волнует не экономическая ее составляющая, а политическая. Как бы мы пока не пыжились, но, положа руку на сердце, мы –  сырьевой заложник и придаток Запада, которому только еще предстоит строить разрушенную сначала перестройкой, затем периодом ельцинского правления, а затем сырьевой политикой экономику. С экономическим же аспектами  ГМП на алкоголь мы разобрались в статье от 6.07.09 г. Как нам кажется, существует вероятность в 80%, что любая форма ГМП приведет государство к «экономическому минусу». А «экономический плюс», который сегодня существует в виде 75 млрд руб. в год акцизов, без сомнения будет съеден системой ГМП.

Представим себе, что разумное государство готово рискнуть убытком от ГМП в 100 млрд руб в год в обмен возможные  общественно - политические дивиденды от ГМП.  Поскольку алкоголизацию побороть невозможно (но это не значит, что борьба с ней вестись не должна), то в случае ГМП государство получит шанс заявить, что, введя ГМП, сделало все для самой решительной борьбы с алкоголизацией (хотя алкоголизация и  ГМП вообще не связаны меду собой).

Итак, денег на антиалкогольную компанию у государства сегодня нет. На спорт, молодежный досуг, обеспечение молодежи образованием, достойной работой, жильем сегодня тоже денег очень мало. В будущем, возможно, они появятся.  Про 500  медицинских центров трезвого образа жизни Голиковой мы уже писали - там в программе расходы  заложены на создание и содержание 1 центра  по 2,5 тыс дол в месяц. С этой программой тоже все ясно. 

А в алкогольной отрасли государству все еще мерещатся какие-то шальные и халявные деньги. Но все эти деньги (легальные и нелегальные) давно под контролем государственных людей. Как власть победила криминал в начале 21 века, так все деньги и находятся под контролем государства.

Нам кажется очень важным еще раз привести нашу Таблицу Потребление алкоголя в России (по типам населенных пунктов) на душу населения в год. Для определения  государственной направленности компании готовы поделиться своими цифрами на основе статистки Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения РАН. Мы перевели абсолютный алкоголь для наглядности в водку.

В Таблице и так все ясно. Пьют в России «везде», где  нет работы и никаких социально – экономических перспектив. Может быть, с этой пьющей частью населения и надо работать? Но до села эта антиалкогольная компания не дойдет. Все закончится крупными городами.

Итак, в России нет финансовых возможностей для оказания  социально- экономического антиалкогольного влияния на основную пьющую часть населения (села, поселки  и небольшие города). Но зато есть возможность информационного воздействия на остальную часть умеренно и малопьющего  населения (то же «Общее дело» и т.д.).

Госмонополия на алкоголь в России – это прежде всего информационное воздействие на население о том, что «в России введена госмонополия на алкоголь». Раз стало «Оно» государственным, то стало «Оно» хорошим. Как ни странно, но значительная часть населения  до сих пор не сомневается в правильности любой политики нашего государства. Если бы кризис был коротким (1-2 г.), то население бы не успело заметить провала антиалкогольной политики в виде введения госмонополии – началось бы бравурное «восстановление» сырьевой экономики и т.д. Население в этом случае вообще бы забыло про ГМП. Но кризис будет долгим (уже главные люди страны признали его многолетний характер), а потому экономическая и политическая неудача госмонополии на алкоголь будет очень заметна через пару лет на фоне продолжающегося кризиса. И зачем власти, подзуживаемой некомпетентными депутатами, лишняя  общественно- политическая неудача на фоне будущих кризисных  сложных ситуаций?

Это даже идеологически неправильно выстроенная политическая линия, обреченная на неудачу. Это еще один кирпичик в фундамент оппозиции, которая обязательно будет формироваться в кризис и уже не ограничиться «ручными» оппозиционерами в виде новой КПСС и ЛДПР, с одной стороны, и буйными каспаровцами и лимоновцами. Алкогольный рынок – это самый остросоциальный срез нашего общества. Все социально – экономические и политические процессы в государстве и российском обществе прекрасно просматриваются  через призму алкогольного рынка. Будущая  политическая неудача ГМП (а она заложена в самой идее, поскольку ГМП в принципе не может решить ни одной реальной проблемы алкогольного рынка: избыточное потребление; нелегальный рынок; и т.д., а кроме того – обязательный хаос при попытке ее введения) – это расшатывание политической лодки в государстве. 

Итак, проигрыш государства в период кризиса на поле алкогольной госмонополии на чрезвычайно важном для России рынке, за которым следит абсолютное большинство россиян, хотя политику на нем формирует оголтелое менее чем меньшинство, будет политическим проигрышем партий власти (даже более важным для населения, чем другие экономические беды).  

Пора научиться прогнозировать экономическое и политическое развитие ситуации. Сколько же можно! Алкогольный рынок нуждается в стабильности государства!

Никакое влияние профильной Федеральной службы во введении и осуществлении политики ГМП не спасет от провала ГМП. Это несамостоятельная организация, а структура «корпоративной системы государства». А революционные и «опрометчивые» апрельские предложения службы по снижению ставки акциза уже поправили старшие товарищи. Поэтому ни в одной из последних статей  об антиалкогольной политике и ГМП мы даже и не рассматриваем  будущие действия Федеральной службы.

У государства есть шанс сделать только один красивый экономический ход – создание условий для осуществления «коммерческой ГМП на водку РСП» (если это государству надо). Почему еще мы считаем ГМП чисто политическим ходом? Государство ничего за 8 предшествующих  лет не сделало для наведения порядка в РСП. Да и сегодня пока только создана  освобожденная  от прежних долгов структура РСП и все. Вроде, начинает работать проект по водке РСП. Но если даже  в конце июня  Костин (Банк «ВТБ»)  продолжает  заявлять о продаже основных бывших активов РСП (нужным людям), то государству ничего этого не надо. Нужен только политический аспект ГМП, а  возможность взять денег у алкоголя- это экономическое прикрытие политической акции введения ГМП.

С алкогольным рынком имеет право в России экспериментировать только сильная система государственной власти. Сухой закон 1985 г. мог дать какой-то позитивный эффект, если бы  тогдашний руководитель страны по причине личной слабости одновременно не «ослабил»  власть государства. Сегодня в России нет сильной и эффективной системы  государственной власти, а потому Россия не имеет право на проведение подобных политических экспериментов на самом остросоциальном сегменте потребительского рынка  страны (да еще и в кризис).

В то же время мы категорически не согласны с наиболее примитивным, но часто повторяющимся взглядом на историю  вроде бы даже разумных изданий и людей (политиков, экономистов и т.д.). По мнению этих людей (далее дословно): «Минус» антиалкогольной компании в России, следствием чего становится недоступность водки, состоит в том, что прочность политического строя напрямую зависит от доступности водки для населения (в номере «Коммерсанта» от 15 июня один из  читателей даже вычислил минимальный коэффициент устойчивости власти: работающий человек должен иметь возможность покупать себе ежедневно одну бутылку). За антиалкогольными кампаниями, начатыми в 1914 и в 1985 годах, быстро последовало падение Российской империи (1917) и Советского Союза (1991). Поэтому если нынешнее наступление на водку будет проведено с тем же размахом, то вскоре вполне можно ожидать смены режима. Он устоял и перед призраком коммунизма, парадом суверенитетов и олигархическим беспределом лихих 90-х, и перед оранжевой угрозой тучных нулевых, и пока что держит удар экономического кризиса. Но, как показывает история, вряд ли переживет пониженное содержание алкоголя в крови простого россиянина».

Поразительный примитивизм взгляда. Нельзя отделять те антиалкогольные компании от политической беспомощности власти тех же периодов,  которая была следствием политической слабости тех лидеров (Николай -2; М.С. Горбачев), чего сегодня мы не наблюдаем. Поэтому разумная борьба с алкоголизацией населения нужна обязательно (комплексная, социально – экономическая), а ГМП точно не нужна, вопреки очень активному наивному  мнению спикера Совета Федерации. И не столь слаба сегодня власть, чтобы упасть от антиалкогольной компании и недоступности водки. Будут гнать самогон повсеместно и все.

Еще раз о главном: ГМП (даже на спирт) не способна остановить нелегальный рынок спирта и водки точно так же, как государство способно лишь бороться, но не победить коррупцию. Точно так же как публичное  «уничтожение» Черкизовского рынка и его «хозяина» не уничтожит контрабанду дешевых товаров в Россию. А иначе во что будут одеваться десятки миллионов малообеспеченных наших граждан? Точно также государство не сможет себе позволить при ГМП уничтожить нелегальный рынок доступной дешевой водки; введи сегодня минимальную цену в 90 легальных рублей и искорени  (в воображении) нелегальную водку, то  потребление легальной водки сократится  почти  в 1,5 раза (до 85  млн дал). И  50% населения перейдет на самогон. Это в  идеале. 

Просто в нынешней кризисной ситуации авторитет государства и  власти надо сохранять и поддерживать. И не идти на поводу у популистов, это будет дискредитацией власти, чего допускать нельзя. Государству политически на самом деле гораздо правильней  бороться с абстрактным, но вечным врагом – Алкоголизацией.  Хотя, и так понятно, что после того как мировой рынок подвел Россию в плане падения цен на энергоресурсы, наше государству рыночным отношениям больше не доверяет. Но мы все же  рекомендуем нашему государству воздержаться от ГМП.

Заслуживает особого внимания.
 
Владивосток  сообщил, что «дешевая водка почти вытеснила суррогат с приморских прилавков». Такое сообщение сделал  пресс-секретарь УБЭП УВД по Приморскому краю. Оказывается,  «на сегодняшний день отпускная стоимость бутылки легально произведенной водки дешевых сортов лишь незначительно превышает себестоимость бутылки кустарно произведенной суррогатной водки. Как следствие, так называемая «народная водка» вытеснила из городов края суррогатную продукцию, которая сбывается среди лиц с низким уровнем доходов, в неблагополучных с экономической точки зрения районах края, характеризующихся высокими уровнями безработицы и отрицательной миграцией среди населения. В этой сфере проведено 1 378 проверок, выявлено 294 правонарушения, составлено 366 административных протоколов, основная часть из которых связана с нарушениями правил торговли. К административной ответственности привлечено 235 лиц. Из незаконного оборота изъято: 419 литров этилового спирта, 2473 литра денатурированного спирта. Сумма выявленного экономического ущерба по уголовным делам и протокольным производствам составила 744 тысячи рублей».

Трудно понять в этом случае- что считают легально произведенной  водкой в Приморье. Вроде солидная организация- УБЭП; должен знать: что легально, а что нет. Видимо, что-то они перепутали. Имелось в виду, что нелегальная заводская водка с Кавказа и Подмосковья вытеснила суррогаты с алкогольного рынка Приморья. За что ей, конечно, честь и хвала. И отдельное «спасибо» ее производителям.
 
В том, что мы дошли на алкогольном рынке с помощью нашего государства, которое теперь говорит о какой-то госмонополии,  до полного абсурда, убедил нас звонок одного из читателей нашего сайта- производителя алкоголя. Он заявил – я не производил раньше фальсификат, но Вы своими статьями убедили меня, я начинаю его производить. Вы же пишете постоянно, что нелегальная  дешевая  водка и фальсифицированное дешевое вино производятся не ради наживы, а это социально ориентированный процесс, позволяющий спасать малоимущее население от отравлений техническими суррогатами.

Вот так огорошил нас читатель, хотя мы постоянно указываем  именно на абсурдность этой ситуации, а, значит, и на ошибочность госполитики в этом направлении.

Мы всегда считали и считаем, что нелегальный рынок  дешевой водки, коньяка и вина – часть государственной алкогольной политики. Для придания этой политике благородства мы готовы признать, что экономический сговор чиновников и производителей нелегальной водки произошел в интересах решения  задачи вытеснения  нелегальной водкой  суррогатов и ССЖ из меню малообеспеченного населения. Но чтобы прояснить  ситуацию: мы считаем  алкогольную политику государства в корне  неверной, а «спасителей  Отечества» в лице этих чиновников и производителей не  Робин Гудами  новой экономики, а обычными преступники. 

Будет «по уму» -  или как всегда?

В обстановке общественной тишины создаются  центры  алкогольной службы в Федеральных округах. Хотелось бы, чтобы новая Федеральная служба организацией своих «межрегиональных постов»- пока по одному в каждом из Федеральных округов - доказала свою способность к плодотворному труду. Первые шаги службы в создании пакета предложений по совершенствованию алкогольного рынка были стратегически верны, но тактически ошибочны. Было ясно и так, что ничего кроме гнева Минфина ключевое предложение о снижении ставки акциза вызвать не сможет. Минфин продолжает и сегодня настаивать на росте ставок, значит – так и будет. А в этом случае можно принимать любые решения- нелегальный рынок в любом случае сохранится (какую бы форму ГМП не ввели), все остальное уже не важно.  Более того, в этом случае и судьба государственной водки не столь завидна.

Если первые предложения службы были доведены через СМИ до рынка, а рынок смог их оценить: водочники поддержали, а винники промолчали (единая ставка удорожала ставку акциза в 4 раза), то все последующее делается в полной общественной тишине. Только эхо отдаленно позволяет судить о работе службы. Например, появилась в прессе информация о том, что Минфин изучает украинский опыт (о его удачах и неудачах мы писали много раз).  Нам становится понятно, что без усилий профильной службы и усилий участников СПАП, мечтающих о господстве украинской формулы на российском рынке: 10 компаний = 80% рынка водки)  в этом деле не обошлось. Или появился у руководителя абсолютно непрофильный  первый из пяти зам, но судя по биографии – управленец. Значит, службе через полгода после создания все-таки открыли финансирование. Больше мы о нашей службе пока  ничего не знаем.

Как оказалось, ничего о ней не знаем не только мы- простые смертные, но и те, кто временно исполняет ее обязанности на алкогольном рынке. Тишина всегда пугает народ.

Информация из Омска. «Контрольно-регулирующие органы области обеспокоены переходом части их полномочий в новосибирское подразделение Федеральной службы по регулированию алкогольного рынка».  На заседании областной межведомственной комиссии по координации деятельности органов исполнительной власти в сфере государственного контроля за производством и оборотом этилового спирта на прошлой неделе налоговики задались вопросом перехода части функций в федеральную структуру.

Несмотря на приближение изменений, ни участники рынка, ни существующие контролирующие органы так и не представляют себе, что именно должно произойти. Хотя, в принципе, Положение о Федеральной службе существует. Она отвечает за ВСЕ! Руководство УФНС по Омской области считает, что сейчас задача служб – все отладить и передать полномочия. Подразделение Росалкоголя в Новосибирске забирает приличную численность сотрудников и функции. Но УФНС не знает, что будет дальше. Знают  только, что будет филиал в Новосибирске и все. Как один филиал сможет управлять алкоголем целого Федерального округа без структур в субъектах? Раз Новосибирский филиал забирает (как говорят омичи) часть сотрудников (а ясно, что в Новосибирск они не поедут), то значит все-таки будут сейчас  созданы и подфилиалы в  каждом субъекте Федерации?

А может старым службам (УФНС и т.д.) лучше вообще пока ничего не делать? Чтобы спокойно на новом месте создавала что-то служба. Семь руководителей филиалов в Федеральных округах найти не сложно.

Сколько времени понадобится на передачу полномочий? На налаживание работы нового местного органа?

Не требуем от Федеральной службы публичности; но пора ей стать более открытой для  своего рынка.

Будем надеяться, что процесс передачи полномочий  и т.д. на остановит на этот период деятельность алкогольного рынка, как это обычно происходило в период смены «акцизных марок», введения ЕГАИС и т.д. Потому что (на самом деле) глобальная смена руководства  и изменение  системы управления  алкогольного рынка- административное мероприятие гораздо более сложное (при кажущейся простоте)  чем введение ЕГАИС. 

Будем надеяться на лучшее в период передачи функций. 

Татарстан продолжает будоражить!

Уже около года татарский алкогольный рынок напоминает «поле битвы». В течение последних 3 лет перед кризисом доля привозной водки в Татарии выросла с 7%-8% до 25%. Но настал кризис, местный республиканский бюджет почувствовал недостаток в средствах, и пошел обратный процесс. Абсолютно закономерная ситуация, о которой мы предупреждали еще в октябре 2008 г. – экономическая самоизоляция государств станет основным методом борьбы с последствиями кризиса, а в такой стране как Россия – самоизоляция регионов. Через  процесс самоизоляции продет большая часть регионов России. И  пока еще очень большой вопрос – сможет ли водочной  самоизоляции  регионов противостоять наша новая Федеральная служба действиями  своих региональных отделений.

Позиция татарских властей позволила объявить целому ряду регионов уже в кризис  о дополнительном регулировании своих алкогольных рынков. Одним из наиболее ярких выступлений было  распоряжение главы Краснодарского Края о доведении доли местного алкоголя в рознице Края до 85%.

В условиях кризиса федеральная власть  воздержится от серьезных реальных  мер по борьбе  с защитой местных рынков, поскольку это будет означать конфронтацию с региональными властями. Более того, по нашему мнению, федеральная власть не может в ходе антиалкогольной  компании не расширить и не усилить полномочия регионов по  контролю за своими местными алкогольными рынками. Мы исходим именно из такого хода развития событий. 

А в Татарии процесс интересен хотя бы тем, что там не ведется подковерная  политика в интересах местного производителя. Все делается открыто, на все мероприятия приглашают руководителей Алкогольной ассоциации Татарстана, в которую и входят поставщики «чужой» водки в Татарию.

Так, совсем недавно «Алкогольная ассоциация Татарстана пожаловалась в прокуратуру республики на согласованные действия местных властей по продвижению алкоголя татарстанского производства. В заявлениях утверждается, что долю продукции ОАО «Татспиртпром» на прилавках местных сетей указано довести до 90%. Представители госорганов обвинения ассоциации отвергают, однако подтверждают ритейлеры».

Алкогольной ассоциации Татарстана (объединяет восемь оптовых компаний республики, которые поставляют 85% ввозимого алкоголя)  направила два заявления в прокуратуру республики. В мае и июне администрации всех районов республики организовали совещания с участием представителей ОАО «Татспиртпром» и местных ритейлеров. Предпринимателям объявили, что они должны обеспечить на прилавках 90% местной алкогольной продукции и не более 10% ввозной, нарушение же пропорции грозит розничному торговцу, помимо всевозможных проверок, не продлением со стороны администрации договора аренды земли и недвижимости. Кроме того, с мая сотрудники милиции под видом операции «Алкоголь» начали на продолжительное время задерживать машины оптовиков без оформления протоколов и предъявления санкций, при этом алкоголь «изымается в большом количестве». В результате с мая практически вся розничная торговля республики (за исключением федеральных сетей) не берет на реализацию ввозимый алкоголь и возвращает дистрибуторам ранее приобретенную продукцию. Ассоциация обвиняет в  согласованных действиях  УФАС по Татарстану, Госалкогольинспекцию и администрации районов республики.

У  официального Татарстана «своя» правда: «По статистике алкоголь как ввозили, так и ввозят, 49% рынка оптовики как занимали, так и занимают»- заявил руководитель Госалкогольинспекции Татарстана. По его мнению, заявления ассоциации объясняются тем, что оптовики всеми правдами и неправдами хотят продавать как можно  больше, так как им нужен оборот, чтобы выжить в кризис. Татарстан  уже возбудили 11 дел относительно заводов из-за пределов Татарстана, которые поставляют в республику  некачественную продукцию.

И что ведь интересно- война во всех регионах  между  поставщиками продукции и властью идет практически только за водочный рынок. Поскольку источник искусственных сверхдоходов с одной бутылки один – акцизы. И этот сверхдоход государства в 45 рублей с каждой бутылки (хотя весь водочно- алкогольный акциз в масштабах государственного дохода это около 1%) создает более чем нервозную ситуацию в регионах. Для нас лично это явление – главный симптом неправильно организованной (то есть – регулируемой) государством экономики. Региональный сепаратизм или защита местных рынков водки – всего лишь ниточка от огромного клубка, который называется неумение руководить (или регулировать) развитием экономики страны.

В нынешней ситуации региональный сепаратизм непобедим, но бороться с ним надо. Наиболее активной  в этом деле является татарская ассоциация. Приходит на память борьба за правое дело завода «НЗШВ», который единственный посмел обвинить государство в административном кризисе 2006 г. и предъявить финансовые претензии к государству по  поводу убытков. Завод прошел и проиграл все суды в России, после чего мог бы триумфально выиграть международный суд. Но делать этого не стал. А своей позицией создал себе серьезный авторитет у власти; более того, был допущен к  числу особо приближенных – ему  дали (или  сохранили)  право выпускать «Советское шампанское». Так что уверенная борьба с государством  в рамках правового поля не всегда приводит к изъятию бизнеса у владельца.

Поэтому у татарской очень упорной ассоциации есть шанс отвоевать себе  дополнительный сегмент водочного рынка у «Татспиртпрома», пока во главе ассоциации молодая и упрямая девушка (странно, что ее до сих пор не переманили на службу в Правительство Татарии). А вот у других регионов таких шансов, увы, нет.

Зарубежные  единомышленники «ЦИФРРА»

Мы давно не давали «потоков сознания», как их назвал один из наших читателей. По всей видимости, потому что они слишком не вписываются в сегодняшнюю действительность. Но на днях мы с удовольствием обнаружили еще одного нашего единомышленника. Уже за рубежом. Профессор Фредмунд Малик, директор Малик Менеджмент Центрум Санкт Галлен. Мы-то Центр изучения локального рынка пусть большой, но в мировом значении ныне очень локальной страны- сырьевого придатка запада. А он фигура мирового масштаба. А поскольку его мысли абсолютно созвучны «нашим потокам», то их мы и приведем.

Малик  принадлежит к тем, кто предсказывал наступление настоящего экономического кризиса еще в 1990-х годах. Ну, сегодня в этом нет ничего удивительного – все пессимисты оказались правы. Вероятность попадания была 50%. Как в анекдоте: вероятность встречи с неандертальцев в центре Москвы – 50% на 50%; либо вы его встретите, либо нет. Такая вот математическая шутка. Даже эксперты «ЦИФРРА», понимая неизбежность кризисного обвала акций в будущем  летом 2006 г. написали статью с изложением одного из новых способов существования фондового рынка. Публиковать мы ее не стали, и даже пока не запатентовали на западе, но «зарезервировали»  авторство  у нотариуса. Теперь кризис наступил, и известный своими предсказаниями Малик предоставляет возможности его решения.

Главное с чем мы согласны, так это с тем, что  кризис очень долгий и приведет к тому, что «можно будет научиться тому, что миром будут руководить не деньги а человечность». 

В  Вене прошел специальный семинар  «Понять мировой кризис – найти решения и пережить кризис». Это не «дохлый и напыщенный» Давос; это не амбициозно- политический  Питерский форум. Здесь ведущие специалисты австрийской экономики собрались, чтобы выслушать возможности выхода из кризиса, предлагаемые Маликом и квинтэссенцию его более 30-летнего опыта работы с руководителями экономики. При этом были высказаны действительно критические замечания направленные на элиту в политике и экономике. Палитра была разнообразной, от «Наши сегодняшние проблемы не красные, зеленые или синие – но они РАЗРЕШАЕМЫ» до «Сегодняшний девиз только один: встать и сказать, как есть».

Настоящие правители выглядят совсем по другому и нуждаются не в «сияющих героях» и «высоком потенциале», а в производственных носителях и эффективных работниках. «Решающе не то, имею ли я талант, а делаю ли я что-либо».

Пункт №1 предложений  Малика - полный отказ предприятий от участия в биржевых торгах. «ЦИФРРА» вообще считает первопричиной кризиса – существующую насквозь прогнившую спекулятивную систему фондового рынка. Нужен другой регулятор экономики, какой – мы не знаем. Думать надо. Мы еще в  октябре предлагали прекратить котировку акций компаний, а оставить только  рынок  готовой продукции и госбумаги.  Но мы-то кто, а вот мнение ведущих экономистов- это уже серьезно.

Полный отказ от биржевой деятельности ведущих предприятий вроде бы привело  к ухудшению состояния нижестоящих предприятий – при этом Малик относится критически к предприятиям, участвующим в котировке своих акций на бирже. Он предлагает европейский путь. Две трети экономической производительности в Европе достигнуто предприятиями, не участвующими в биржевой деятельности. Среди них не только маленькие и средние фирмы, но и крупные концерны. «Сколько агоний и горечи мне пришлось увидеть среди руководящих уровней предприятий» - сказал Малик во время открытой дискуссии с отечественными представителями экономических кругов в заключение своего доклада. А именно там, где, по его мнению, происходило осуществление нереальных стратегий, которые служили курсу акций и престижу правления предприятия. Огорченным сотрудникам  акционерных предприятий он пишет в памятную книгу: «Самоубийство из-за карьеры не оправдано, скажите своему шефу, что у него неправильное направление. Но их время придет».

Актуальное положение мировой экономики Малик видит мрачным и призывает предпринимателей придумать свой «сценарий конца света». Уже наблюдается тотальный коллапс практики менеджмента США – по мнению Малика с ней нужно окончательно расстаться.

Очень образно звучит (особенно для нас) его второй главный тезис- «вливание денег – это водка для алкоголика». С этим  мы не согласны. Смотря куда вливать. Но, на наш взгляд,  бессмысленно просто бессистемно накачивать деньгами два рынка: банковский и конечных потребителей. Это в системе кризиса ничего не даст, кроме временного эффекта.

Относительно продолжительности кризиса эксперт менеджмента также не оптимистичен. Включая передышки, кризис, по его  мнению,   достигнет своего пика в 2012 – 2015 годах. Мы тоже так считаем. Но мы считаем, что к 2015 г. появится хотя бы теоретическая  экономическая модель по выходу из кризиса. Он считает, что такая передышка как раз настоящий небольшой подъем на рынке акций. «Успокаивают тем, что называется целевым оптимизмом. При этом ни разу не сделали то, что делает каждая пожарная команда: репетиция критического случая».

Вливание денег эмиссионных банков для Малика то, что водка для алкоголика. Это может принести короткое успокоение, но впоследствии необходимо лечение. Для экономики это значит «великая трансформация», в которой обычные способы мышления, эксцессы и финансовые ошибки должны быть прерваны. Неправильные способы руководства на уровне предприятий и государств привели к этому.

Малик видит конец кризиса: «У нас будет другая экономическая и общественная система». Как это будет выглядеть в деталях, он не описывает. Но он придерживается мнения, что это будет основано на новом понимании общности. И основой этого общества будут не деньги, а совесть и понимание.  

За 5- 10 лет сущность капитализма, по нашему мнению, не изменится. Но за 20 лет уже может. В  его природе – самосохранение положения вещей.  Как,  то самое  самосохранение, которое привело к построению социально- ориентированного сообщества в развитых западных странах в последние 50- 60 лет. И если ради сохранения денег и положения капитализму придется вперед выдвинуть вместо денег что другое, он выдвинет. Можно назвать это совестью и пониманием.

Поток сознания закончен.

Вадим Дробиз
Руководитель информационно-аналитического агентства «Цифрра»


html

Возврат к списку


Другие записи:

«ЦИФРРА»: «Звагельский сказал «А»… (заметки дежурного по алкогольному рынку).  «ЦИФРРА»: «Звагельский сказал «А»… (заметки дежурного по алкогольному рынку).

Руководитель агентства "ЦИФРРА" Вадим Дробиз: "То, что Россия не запойнее других стран, скоро вынуждены будут признать иностранцы – по мере раскрытия ими информации о самих себе… Вот и раскрываются в последние 2-3 года западные страны. Будучи в США почти целый месяц в марте 2010, я многое «вскрыл» в цифрах из их как минимум не менее бурной чем в нашей стране алкогольной действительности, а потом то же самое сделал в Англии…".




Сергей Зивенко: У нас любят говорить, что всем заправляют алкогольные бароны, и на меня пальцем показывают Сергей Зивенко: У нас любят говорить, что всем заправляют алкогольные бароны, и на меня пальцем показывают

За последние 20 лет отечественный алкогольный рынок пережил немало потрясений: рейдерские захваты и перестрелки, засилье левой водки, взлет и падение брендов и многое другое. Пожалуй, единственным бизнесменом, пережившим все стадии становления и развития алкорынка и оставшимся на нем до сих пор, является СЕРГЕЙ ЗИВЕНКО.

Пивной обзор третьей недели ноября Пивной обзор третьей недели ноября

Правительство РФ планирует продажу 50% минус одна акция в госкомпании "Объединенная зерновая компания" (создана в 2009). Компания планирует увеличение экспорта зерновых до 16 млн.тонн к 2015, в т.ч. 92% пшеницы и 8% кормового ячменя. Компания за первые три месяца нового сезона (нач. 1 июля) экспортировала 360 тыс.тонн.

Елена Денисова: Идеальный камуфляж никудышного вина Елена Денисова: Идеальный камуфляж никудышного вина

Спор наших производителей, будут ли полусладкие вина впредь называться винными напитками или вином, вышел на публику. Статус полусладких вин — вопрос для России не праздный, поскольку все крупные винные производства в стране находятся в исключительной зависимости от реализации этой дешевой во всех отношениях продукции. Поэтому от имени производителей качественного вина хочется привлечь внимание общества к спору: что же такое полусладкое дешевое вино?

Томас Флемминг: Американский эксперимент с запретом алкоголя обернулся проблемами, которые нам не удается решить по сей день Томас Флемминг: Американский эксперимент с запретом алкоголя обернулся проблемами, которые нам не удается решить по сей день

5 декабря 1933 года была отменена 18-я поправка к Конституции, и американцы избавились от правового кошмара под названием «сухой закон». Сегодня опыт «сухого закона» должен напоминать о том, что действия Конгресса, ученых и экономистов, движимых благородным стремлением добиться некоей высоконравственной цели, могут обернуться чудовищными ошибками.


Версия для печати
Новости сайта RSS  Алко NEWS



Дни рождения


Новости сайта  Каталог фирм
Название компанииТип продукции
Общество с ограниченной ответственностью "Стрела" (ООО) Водка
Донской Дом тары (ООО) Упаковка, Стекло
Owner LLC (ООО) Игристые вина/шампанское